— Дмитрий Иванин, координатор волонтерской группы Добровольческого движения Даниловцы 

Помощи бездомным и бедным людям 

Надежда Великой субботы. Говорят, что жизнь особенно ощущается в тяжелые периоды. Каждую субботу на протяжении 7 лет наша волонтёрская группа готовит еду для бездомных. Иногда пожертвований и волонтеров много, бездомные спокойны и с ними удается побеседовать, посмотреть кино или даже поиграть в настолочки. Особое вдохновение приходит на праздники – когда-то мы рисовали, пели и вообще веселились в эти дни. А на Пасху и Рождество малоимущие и бездомные могли в торжественной обстановке за красивым праздничным столом приобщиться к празднику. Подготовка обычно утомительный, но радостный и насыщенный период.
Коронавирус изменил жизнь почти всех людей. Вместо подготовки к празднику, Великого поста – маски, антисептики, гречка, удаленка. Вместо радости ожидания Пасхи – тревога за родных, будущее, страх крадущейся бедности. А даже верные целители стресса – парки, кафешки, поездки – стали недоступны. Улица, метро, любое общественное место теперь минное поле. Чего уж говорить об обитателях этих минных полей, уже давно самоизолировавшихся именно там – бездомных?

НКО призадумались – бездомные точно самая уязвленная группа риска, база для выживания резко сократилась, на подходе мигранты, а пожертвования просели, одежду не приносят, групповые программы надо свернуть, а главное в список работающих предприятий не похоже, чтобы мы входили, где взять сотрудникам пропуска? И в то же время все воодушевились – вот он край борьбы, наша активность сейчас точно жизненно необходима – бездомные полностью беззащитны. Закипели чаты взаимодействия благотворительных организаций, составляются кучи писем. Но деятельность осложнилась в несколько раз – сразу же понадобились защитные костюмы, антисептики, маски и строгие протоколы безопасности. Пришло понимание, что нужны новые схемы раздачи питания, и само оно должно быть по принципу «все в одном пакете», а значит относительно бюджетный суп уступил место дорогому сухому пайку. Волонтеров стало меньше – некоторые были вынуждены изолироваться, кому-то не хватило пропусков.

И вот в таком состоянии нас застигает Пасха. Состояние знакомое – обычно перед ней всегда куча суматохи по поиску подарков – переписка с благодетелями, бесконечные обсуждения, встречи, закупки, координация. Только в этом году все совсем не вокруг Пасхи. И вдруг приходит понимание – следующая суббота – Великая суббота. Вводят обязательные пропуска, надо срочно их доставать, а как? Удается достать всего четыре. Актив распался – казначей и завскладом на удаленке уехали на малую родину, кто-то сидит в карантине из-за заболевших на работе или после путешествия. Деньги массово ушли на средства защиты, спирт, банки для супа и прочные пакеты-майки. Настроение тоже не праздничное и погода, поманив, отрезвляет холодом и снегом. Но в преддверии Пасхи очень хочется сделать праздничный ужин. Ведь традиционного благотворительного праздничного ужина в помещении в этот раз не будет. Даже будем ли мы в следующую субботу тоже не понятно. И, кажется, все очень нуждаются сейчас в радостном : «Христос воскресе».

И вот буквально накануне праздника, волонтер из другой группы “Даниловцев” помогает нам получить помощь компании “Нестле”! И в итоге у нас такая куча шоколада, что мы можем поделиться и с другими участниками сети благотворительных организаций «Еслидома.нет», такими как: “Небом живы”, “Курский вокзал. Бездомные. Дети”, АНО “Теплый прием”, Движение “Друзья на улице”, МБОО “Справедливая помощь Доктора Лизы”. А шоколад – это и калории, и сытость, и хорошее настроение!

Дмитрий, застрявший за границей, и не так давно уже купивший более 60 пар обуви, присылает денежный перевод, и у нас возникают бутерброды с колбасой и сыром, паштет и сок. Собратья-христиане Александр, Светлана и их домашняя группа стараются преодолеть ограничения “Утконоса” по количеству товара и возможностей доставки и аккумулируют у себя дома продукты на 120 человек, в итоге у нас есть все для плова, плавленный сыр и кексы. А также запас макарон, масла и майонеза на следующие разы. Опустевший и потому обедневший наш монастырь в этом году не смог пожертвовать ничего. Но вот наш волонтер Наталья, хоть сама и не может приехать из Подмосковья, но раздобыла для нас куличи и яйца, каждое в красивой праздничной упаковке. А у Алисы дома дети и аллергия на хлорку, но благодаря ей куличи и яйца едут к нам из Балашихи. Волонтеры благотворительных ужинов, хоть и остались без дела, не остались в стороне: кто переводит деньги, кто предлагает быть автоволонтером, а кто-то пишет добрые письма, чтобы вложить их в пакеты с едой. Пакет получается увесистым, упаковкой занимаются все, но рук не хватает, также как и коробов для их транспортировки.

Перчатки постоянно приходится менять, маски предательским образом норовят сползти, но меры безопасности соблюдаются строго. В помещении, где мы готовим еду не более 5 человек, в «чистую» зону из «грязной» никто и ничто не попадает без обработки. Все обрабатывается 70% спиртовым раствором, где можно используем раствор хлора.
При раздаче пищи тоже суперстрогие правила – памятки о них начали раздавать еще 3 недели назад. Очередь и номера отменены, всех просят соблюдать дистанцию 1,5 метра, покрутиться с вытянутыми руками. Коллеги из фондов раздают маски, а «Друзья на улице» даже бутылочки с самодельным антисептиком.

Многие голодные и замерзшие бездомные скептически смотрят на санитарные меры, ведь за пределами раздачи соблюдать их крайне сложно. Бессилие и отчаяние царит в воздухе. Даже «Христос воскресе» как-то быстро меркнет и уносится ветром Садового кольца. Хмуро и холодно. И только расставленные нами сигнальные конусы отмечающие дистанцию на пути к заветным пакетам блистают красным пасхальным цветом на серой плитке мостовой. Волонтеры в белых защитных комбинезонах, очках и респираторах скорее похожи на призраков, чем на ангелов на гробе. На Павелецкой нас всего двое, мы опаздываем, и машина забита под завязку. В итоге один выкладывает пакеты для бесконтактной раздачи, другой приглашает по одному тех, кто стоит правильно, занять место у конуса и ждать приглашения к пасхальным наборам. Остальные волонтеры остались убираться и мыть посуду, ведь в центре была только холодная вода.

Кто-то из волонтеров истощился, кто-то обиделся «ручным» управлением координатора или попал под горячую руку, кому-то не хватило места по санитарным правилам, кого-то попросили не приходить. На Павелецкой слышатся претензии, мат, советы, кто-то не выдерживает, кто-то пытается влезть обманом. Ноги волонтеров тоже уже теряют крепость. Усталость конкурирует со злостью и обидой. Очень хочется, но сдаваться нельзя – волонтер защищен, поэтому правила для безопасности бездомных – это единственное сейчас оставшееся свидетельство заботы о них. Заботы, которая не спасет, но которая быть может породит надежду.

Но вот стрелки часов стремятся к десяти, и всем бездомным хватает пасхальных наборов. И это рождает надежду. Надежду, что в этот раз еды столько и она другая, что съесть ее за раз сложно, а это, в свою очередь, рождает надежду, что вдруг проскочит мысль, почему в эту ночь не так, как в остальные? Надежду, что может жизнь не всегда меняется вдруг, и спасение не всегда вдруг приходит, но всегда присутствует нечто большее. Верим в этом надежда затворенного гроба, надежда Великой Субботы. Христос Воскресе!

 

 

 

 

 

Чтобы “Даниловцы” продолжали помогать людям, нужна ваша помощь! 
Пожертвуйте!