— Эльмира Шульга, координатор группы Добровольческого движения Даниловцы  
в  Психоневрологическом интернате №30 

Вот я и заканчиваю волонтерский год, свой первый год Координатора. По-моему, я – молодец! Вот так с места в карьер, самонадеянно! Надеюсь, мои волонтеры поймут меня правильно – я учусь себя уважать и ценить, ведь вроде есть, за что. «Мои волонтеры» – это не значит рабовладельческий строй, это значит те самые единомышленники, которых мне всё не хватало, и я в диалоге сама с собой возмущалась: «ну нет, нет, единомышленников!». И доказательства обратного не заставили себя долго ждать!

Да, нас нельзя назвать друзьями, мы встречаемся только для планирования занятий. Мы все реально очень занятые люди, действительно много и рабочих, и личных дел, даже если детей нет, или они выросли, не перестав быть объектом любви и внимания. Может быть поэтому я редко пишу ребятам в общий чат, какие они молодцы, и всякие «мотивашки», и может поэтому, когда я редко все же пишу, они не все отвечают или отвечают с запозданием, но я все равно чувствую, что они «кивнули» (даже те, кто «на паузе»). Несмотря ни на что, мы встречаемся из воскресенья в воскресенье, даже подтверждаясь в последний момент, и едем на Днепропетровскую, 14.

Да,  эта атмосфера людей, уважающих друг друга и «наших» Проживающих, пожалуй, и «делала» все наши воскресенья на протяжении этого года. Полно получилось этих пресловутых кавычек, но очень хочется донести какую-то важную мысль до того, кто еще у нас не был, но хочет побывать, и при этом не ввести в заблуждение.

И снова про «наших»! Конечно, формально Проживающие – никакие не наши: они не родственники нам, и сама я не люблю слово «друзья» по отношению к ним. Друг может предать, а они уже преданы. Меня и не предавали друзья, зато не ценили, бывало (или я этого не чувствовала). Но наши Проживающие обращаются с нами, как с хрустальными вазами, даже друг от друга самоотверженно защищают. Благо, редко приходится. А я когда собеседовалась на волонтера, думала, что они там сами хрустальные вазы! Вообще приятно видеть, что сейчас они даже сдружились, что и защищать нас почти не надо, и заботиться начали друг о друге, хотя бы немножко.

Я думаю так: когда человек упал или сразу оказался где-то… ну не там, где большинство (даже будучи в вагоне метро), просто важно посмотреть на него, увидеть живого человека, не стесняясь, и улыбнуться – конечно, если захотелось. Он улыбнётся в ответ (ну это прямо обязательно, вот увидите ), и дальше вы уже сами найдете в интернете того или тех, с кем вы должны повстречаться, и кто должен повстречаться с вами!

Возможно, получилось несколько высокопарно, но все это так тяжело передать словами – «это же чувства, блин!», как написал мне муж когда-то на заре наших отношений. Так что приходите к нам в сентябре и пробуйте. Жизнь надо проживать – она одна! Это тот самый случай!

Добро пожаловать в Психоневрологический интернат №30 волонтером Добровольческого движения «Даниловцы!”

Дорогие друзья, волонтеры в ПНИ сейчас очень нужны!
Присоединяйтесь к нашей группе!