— Екатерина Гусева, психолог Добровольческого движения Даниловцы

Мы были в женской исправительной колонии №5 и у мальчиков в воспитательной колонии.

Про женщин: на тренинге было 10 человек. За дверью было ещё человек 10, кто тоже хотел на тренинг, но мы не смогли их принять, потому что просто невозможно проводить занятие с таким количеством людей, как это не грустно. Было два волонтеров: Юля и Оля.

Встреча прошла очень душевно. Знакомились с собой и друг другом. Рисовали, анализировали, разговаривали про себя, а заодно и про то, что беспокоит. Кому-то очень сложно примерять на себя новые роли, которые диктует работа в колонии, например, приходится учить других. Кому-то очень много хочется плакать, но сложно это делать на людях. Но мы пришли к тому, что лучше, когда ты можешь плакать и тебе становится легче, чем когда хочешь плакать, а слез нет, не получается, и облегчения тоже нет. Разговаривали о том, какой бы хотелось стать, что для этого сделать. Кому-то для этого надо постричь/покрасить волосы,а у кого-то речь о внутреннем состоянии, например, чтобы можно было быть собой, искренней, настоящей.

Это так трепетно, когда практически незнающие тебя люди вдруг открывают тебе частицу своей души, своих переживаний, делятся своими тревогами и надеждами. А ещё слушали сказку про деревья-характеры и рисовали их. Женщины сказали,что они отдохнули за нашу встречу, что это происходит всегда-отвлекаешься от жизни в колонии, на это время находишься будто не там и душа отдыхает. Очень просили приезжать чаще и выпытывали, когда мы приедем ещё.

А ещё у них как всегда было море новых поделок! Я говорю,что можно открывать магазин вколонии и их продавать. Одна из осужденных говорит,что в колонии научилась делать много интересных вещей и ей пригодится это в жизни. В большей части поделок были кошки. Уходить не хотелось ни нам, ни женщинам, но когда мы в колонии, мы тоже подчинены режиму.

Про воспитательную колонию: мальчишек было много на встрече, человек 12. Все пришли весёлые, бодрые, даже веселее, чем мы. Мы сегодня работали с темой выхода из конфликта. Разбирали стратегии, рисовали себя в конфликте, пытались спастись из пустыни после катастрофы. Ну, авиалайнер упал, город далеко, надо всем договориться, что важнее всего для выживания из найденных предметов, а это непросто, когда мнения расходятся.

Кто-то считает,что ружьё важнее, потому что нападёт дикий зверь, ты сможешь его застрелить и защитить себя или съесть его, а кто-то считает,что важнее определитель съедобных растений и животных. И тут был весомый аргумент: “На тебя дикий зверь нападает, ты что, будешь справочником от него отбиваться? А он уже твою ногу грызёт, в его справочник съедобного ты выходишь”. “Вот нападёт в пустыне на тебя медведь, что ты будешь делать?” Но вовремя вспомнили, что медведи в пустыне не водятся. В общем, непростое дело, принять решение.

У нас был лидер,который пытался аргументировать своё мнение, а в конце сказал,что чувствовал ответственность за всех, надо же донести до них истину, а то все умрут. Вот так. Именно он объяснял, что справочником не отобьешься от дикого зверя. Но были и те, кто предоставил принимать решение другим, кто решил быть наблюдателем сего процесса.

А вообще, оказалось, что в данный момент тема конфликта не так актуальна, потому что есть режим, порядок и т.д., конфликтовать не из-за чего, все продумано и предрешено, не из-за чего спорить. Но решили, что стратегия компромисса самая оптимальная. Ребята сказали, что им интересно поговорить о взрослении, о том, как это происходит, особенно на уровне мышления, что меняется и как. И ещё им интересно, чем же живут современные подростки, которые на воле.