“Эхо Москвы” 


Мы, волонтеры «Даниловцев», ходим к тем, кому плохо и грустно. Гуляем с неходячими, радуем печальных, разговариваем с одинокими. Но иногда волонтер сталкивается с ситуацией, которую он не в силах переварить в одиночку. Хорошо, что в Движении есть психологи, которые помогают волонтерам разобраться в себе и не выгореть. Иначе истории, которые можно услышать в детской психиатрической больнице, разрывали бы сердце… Вот что рассказала Анна Шереметева:

«Толстая чёрная коса, большие глазища, по-детски пухлые щеки. Она любит Золушку, особенно фильм 2015 года, и мы смотрим его с ней на маленьком экране смартфона. С плохим переводом и в таком качестве, от которого я бы дома скривилась. А тут смотрю. Надо же обсудить волшебное платье и почему Элла с Принцем Китом не сразу поженились. А общались-то как минимум полгода, с лета до зимней свадьбы…

Мы смотрим фильм не одни, с другими девчонками из 3-го острого отделения в Центре психического здоровья им. Сухаревой.  Я в тот день ходила неприкаянно по игровой комнате. Мне было нехорошо, и меня позвали посмотреть кино как подружку. Впихнули стул, и меня на стул, в самую серединку импровизированного зрительного зала в миниатюре. В миниатюре — значит, места не хватает головам, чтобы увидеть, что там делается на микроскопическом экране.

Места хватает всем в итоге. Нашлись и конфеты. Девочка с толстой черной косой угощает меня, потом еще одну решительную девицу. Поясняет — они лучшие друзья. Мы продолжаем смотреть и обсуждать то, что происходит на экране. Я нежно люблю это фильм, поэтому нам есть, о чем поговорить. И мы его смотрим до того момента, как всех зовут на ужин. А меня зовёт Саша, наш координатор. Пора расходиться по домам. Жаль, не успели фильм досмотреть вместе. Ну ничего. Обнимаемся.

…А потом несколько раз я боюсь идти в больницу. Потому что там она, девочка с толстой косой. Которая очень здорово говорит, развитая, адекватная. Которую приемная мама отдала обратно в детдом. Отдала, потому что девочка «плохая». Наверно. Девочка с толстой косой считает так. А как ещё она может считать?

Девочка учила меня играть в бадминтон ранней осенью, когда погода позволяла гулять. Научила, кстати. Теперь я играю много лучше. Несколько посещений подряд она держала меня за руку и спрашивала, не хочу ли я завести детей. «Не своих? Тогда приемных?! А вы с мужем хотите девочку или мальчика?»

Я боюсь входить в игровую уже несколько посещений подряд. Ведь там может все ещё быть девочка с толстой косой. Её должны оправить в детдом после больницы. И в конце концов, отправляют.

А я теперь не могу вспомнить, как ее зовут. Как отрезало. Отрезало, а все ещё продолжает ныть.

Немама?..»

Вот почему так нужны волонтеры в этой больнице. Дети не должны справляться со своей болью сами. И если вы тоже хотите стать волонтером в больнице, записаться можно здесь.

А вот тут можно помочь пожертвованием на развитие Движения и поддержку группы. Спасибо!