В блоге даниловцев на портале «Сноб» опубликован новый материал


Когда я делюсь в регионах нашим московским опытом организации волонтерства, у меня нередко возникает то же чувство, что я испытывал при посещении детских домов или детского приемника распределителя. Вроде дети, как дети. Разные. Есть те, что заинтересованы в общении с тобой, есть те, кто пришел для галочки. Кто-то посмелее, кто-то попроще, кто-то поразговорчивее. Кто-то хочет больше знать и учиться. Кто-то больше о себе, да о себе хочет поговорить. Как бы там ни было, дети настоящие и живые. И вот я общаюсь с ними, мы говорим на одном языке, эта встреча для нас интересна. Но как-то незримо, словно в воздухе что-то растворено и чувствуется присутствие еще кого-то, кто стоит над всем происходящим. И это присутствие сковывает детей, лишает их чего-то значимого.

При этом дети могут быть очень откровенны и даже жаловаться на несправедливость или наоборот искренне хвалить свою жизнь. Но мир они ощущают по-другому. В их мире свобода ограничена. И я, как гость из внешнего мира, для детей одновременно и глоток свободы и тут же тот, кого они понять до конца не могут. И это непонимание ярко выражается в вопросах: «Вы это сделали?», «А что, так можно?», «И что, ничего потом не было?», «А как так бывает?».

Скажу очень пафосно, но вполне точно. Я – свободный человек и дети в казенных учреждениях не понимают моей свободы. У них почти нет опыта свободы. А это значит, что нет опыта и понимания равноправного партнерства между ними, то есть детьми и теми учреждениями, где они живут. Детское положение всегда подчиненное.

Многие регионы очень напоминают огромные казенные учреждения, где все определяется государственной властью и ресурсами. Там мироощущение закрытого мира, где социальные связи, хоть и короткие, и неформальные, зато жесткие и обязывающие. Там нет партнерства, нет отношений на равных.

Огромное желание делать добро и помогать ближним со стороны общественников в регионах небезусловное. Оно с оглядкой. И это очень сильно тормозит развитие общественности и благотворительности и, конечно, волонтерства. С другой стороны, для представителей власти в регионах общественность – это часть админресурса (а порой, чуть ли не собственность, как дети в детдоме), которые она – власть, бесцеремонно использует в своих целях. И это еще больше тормозит развитие общественности!

Я пишу это не для того, чтобы кого-то обидеть. Я пишу это, искренне удивляясь тому, что опыт нашего Добровольческого движения “Даниловцы” и опыт наших коллег и друзей общественников – другой. Принципиально другой! Я даже скажу так. Опыт Москвы – другой! Она на несколько лет опережает регионы.

В столице общественники умеют работать не только с людьми вокруг, вовлекая их в свои проекты, привлекая пожертвования, повышая градус медийности, собирая лайки и репосты, в конце концов. Некоммерческие и благотворительные организации не боятся публичности и открытости, а это и есть свобода и своего рода ресурс на котором только и можно строить партнерство с государством. И я знаю множество примеров, где такое партнерство очень плодотворно и значимо прежде всего для тех людей, что оказались в беде и кому именно общественники помогли.

Есть, конечно, объективные причины яркого, даже бурного развития общественной инициативы и благотворительности в Москве. В столице есть деньги, хотя необходимо умение с ними работать. В столице социальные связи длиннее, но при этом гибче. Порой быть «подальше от начальства и поближе к кухне» – прекрасная ниша для некоммерческих организаций.

И все же сама политика города в отношении общественников – она позитивная и должна стать примером для регионов. Я проиллюстрирую это одним эпизодом. Лет 6 назад заместитель мэра Москвы Анастасия Ракова, представляя нам общественникам позицию мэра, сказала: «Нам важно, чтобы вы работали, помогали людям и городу. Кто-то из вас пришел с мыслями, что городу от вас нужна бесплатная рабочая сила или нужны вы, как статисты. Это не так. Нам от вас ничего не нужно, кроме ваших добрых дел, лишь бы дела были настоящими». После заместитель мэра предложила записать номер ее мобильного телефона и выразила готовность решать возникающие проблемы. Я знаю, что некоторые этой возможностью воспользовались. В результате той встречи две наиболее крупные и наиболее авторитетные благотворительные ассоциации Москвы «Все вместе» и «Союз волонтерских организаций» получили без каких-либо условий свои здания, что дало возможность к развитию и профессиональному росту более полусотни благотворительных организаций.

Еще одно подтверждение партнерских отношений города и благотворительных организаций мы видим в развитии общественного присутствия в больницах, сиротских учреждениях, психоневрологических интернатах. Да, не все гладко, но по сравнению с регионами мы живем на другой планете. Москва четыре года назад приняла самый революционный и самый позитивный регламент волонтерской работы в сиротских учреждениях. Он лег в основу многих региональных регламентов, которые оказались значительно хуже московского. Регионы побоялись оставлять за общественниками столько свободы и прав. И тем ограничили благотворительность.

За 6 лет позиция мэра и руководства города не изменилась! Мэр Москвы Сергей Собянин и руководство города развивают отношения с общественниками не по модели «детского дома» и админресурса, а как добрососедские отношения, где, как я вижу, главной заботой является результативность добрых дел. Да, это риски для власти и казенных работников. Но по-другому нельзя. Вспомните очень ясные об этом слова замечательного русского педагога и священника Василия Зеньковского: «Дар свободы – великий, но и страшный дар; без него не цветет, не раскрывается личность, но в свободе же источник всех трагедий, всех испытаний человека».

В Москве благотворительные организации сами определяют свою жизнь и свое служение. Есть те, что активно и всерьез работают с городом, есть те, что никак не взаимодействуют. Над общественными организациями нет начальства. У общественников есть союзники и даже представители в правительстве Москвы. Это Комитет общественных связей. Да, есть разные чиновники и разные директора больниц и детских домов. Немало возникает в работе общественных организаций трудностей и не все удается преодолеть. И все же, у нас общественников и у города партнерские отношения, потому что никто не отнимает у нас свободы, не отнимает права голоса и права помогать ближним и делать добрые дела так, как мы считаем нужным. Это и есть главный урок, который следовало бы усвоить регионам.

Юрий Белановский,
руководитель Добровольческого движения Даниловцы