В блоге Добровольческого движения Даниловцы на портале Сноб вышел новый материал.


Через 8 лет после общения с парнем из Квартала (Детский наркологический диспансер №7 – прим.ред.) в летнем лагере, решился пойти опять к Даниловцам, о которых успел подзабыть в водовороте московской жизни. Сходил на собеседование. Хотел сразу пойти в группу, связанную с измененными состояниями сознания, т.к. нравятся необычные люди.

Задумался насчёт Психоневрологического интерната, но, посмотрев фотки воспитанников в интернете, честно говоря, растерялся: взрослые люди с умственной отсталостью ведь опасны! Так и преподаватели олигофренопедагогики с кафедры моей мамы говорили когда-то. Смотрят они, говорят, на тебя и не ясно, что у них на уме… вот-вот накинутся… и я его исключил эту группу из своего списка. Но координатор Даниловцев порекомендовала, и я, по здравом размышлении, согласился. Взял телефон, встретился в кофейне с куратором, приятной девушкой. Рассказали про группу, расспросили обо мне. И уже через пару дней я отправился в ПНИ.

Нас встретили в метро, «за руку» отвели на место, так что я «не потерялся и не сбежал». Все уже шли «бывалые» туда. Спросил девушек, зачем они идут туда, — говорят «Мы дарим жителям интерната свою энергию, и они возвращают нам в два раза больше». Связанной по профессии с нашими подопечными была только волонтер Маша — психолог.

Зашли на территорию интерната через охрану, нас уже ждали проживающие, кажется, Евгения и Денис, и повели по своим владениям, похожим на комплекс студенческих общаг. Из-за окон доносились какие-то звуки, я пытался разглядеть, что там, но ничего не видел. По территории разгуливали какие-то люди разного возраста с радиоприемниками.

Потом мы пришли на площадку, а куратор Эля ушла за подопечными куда-то. Нас начали обступать какие-то странные люди, они были похожи на толпу зомби из фильма ужасов. Я начал паниковать, т.к. мои спутницы тоже выглядели какими-то растерянными и сидели на лавочке. Чтобы «зомби» меня не сожрали, я решил слиться с толпой, встал в самой гуще этого скопления народа и притворился «проживающим».

Когда вернулась Эля, то не сразу узнала меня, начала даже кричать: «Где Женя? Где Женя?», хотя я стоял в метре от нее, перед носом. Наверное, она подумала, что меня уже утащили куда-нибудь в общагу и разобрали на органы. Потом Эля отвлекла «зомбей» на себя, предложив им надувать шарики. Эля быстро указала мне занятие по завязыванию шариков. Она ловко управляла этой разнородной толпой. Тут были и бабушки, и какие-то «подростки», которые о чем-то спорили между собой, расплетали волосы и соревновались у кого они длиннее, и улыбающиеся детскими лучезарными улыбками взрослые.

Волонтер Кристина достала краски, и все кинулись разрисовывать шарики. Кто-то рисовал смешные мордочки, даже меня нарисовали. «Проживающая» Катя раскрасила полностью два шарика рукой, несмотря на то, что у нее нет пальцев. Также реализовали себя в творчестве и волонтеры, в лице Кристины, которая разрисовала «космический» шарик. Мне сразу подумалось, что вся эта «мазня» в принципе лучше, чем демонстрируют в центре современного искусства на Винзаводе.

Было не без казусов, т.к. Женя, самая активная «проживающая», которая привлекала на себя много внимания, когда его распределили на других проживающих, приревновала, обиделась, убежала в кусты и стала оттуда обещать «полопать все ваши шарики». Впрочем, чуть позже она мирно вернулась ко второй части занятия. Мимо проходили какие-то мужчины, пенсионерки с доносящимися из приемников песнями Стаса Михайлова.

Потом началось реальное детство, мы совместными усилиями надули огромный шарик и стали в него играть. Всем это очень нравилось. Кто-то играл «в одного» с маленькими шариками, кто-то в толпе. В конце концов, мы лопнули огромный шарик и проживающий Денис напялил его себе на голову, вместо резиновой шапочки для бассейна.

Мы стали фотографироваться, обниматься, как старые друзья. Время пролетело быстро. Волонтер Маша, как мама, взяла «детей» за ручки и «проживающие» пошли нас провожать к выходу. «Подростки» Денис и Евгения увязались за Кристиной в «Little Black Dress». Умная женщина в очках, Анна, говорила мне, что я получил хороший опыт, набрался новых впечатлений, рассказывала про их корпус. Там я сфотографировал творчество проживающих и покинул этот замечательный мир зазеркалья с приятными воспоминаниями.

Уходя, я подумал: «Зачем употреблять психоактивные вещества? Можно просто ходить в ПНИ! Если бы группа пациентов из Квартала ходила туда волонтерами, то мир стал бы лучше!

Автор: Евгений Тархов, волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы
в Психоневрологическом интернате №30